Гоанские форты являются только исторической частью прошлого, в отличие от церквей и храмов, которые, действуют по настоящий день.

Тем не менее, форты в Гоа — необходимый компонент в атмосфере этого штата, часть фона и один из самых запоминающихся символов португальского присутствия. Они действуют как напоминание о том, что, хотя когда-то золотой город, основанный на богатстве этой земли, был далёким восточным форпостом во враждебной земле и его выживание зависело только от военной силы и защиты. Португальский Гоа выжил благодаря своим фортам и армии, даже после своего коммерческого поражения. Сейчас эти стены, обеспечившие выживание, являются отметкой на карте истории завоеваний и отбитой внешней агрессии.
Португальцы были великими строителями фортов и, с точки зрения преимуществ местности, скалистые мысы Гоа, весьма живописные, были использованы в полной мере для строительства защитных укреплений.

Кроме того, местный камень в Гоа, — кроваво-красный, сильно изъеденный латерит, который был основным материалом для строительства крепостей, добывался в массивных блоках, со временем стал почти чёрным из-за погодных условий.

Форты в Гоа строили первые завоеватели, новые либо захватывали их, либо приобретали у своих соседей вместе с территориями. Позднее форты усиливались, улучшались, перестраивались, часто чтобы противостоять их бывшим владельцам.

Португальцами была привезена не только архитектура церквей и домов, но и оборонная архитектура, которая была использована в Гоа с небольшими изменениями под местные условия. Во время прибытия португальцев в Гоа именно архитектура фортов была наиболее востребованной, и стала стандартом в Гоа и северных португальских владениях в 17 веке, когда и были построены большинство фортов.

В Европе оборонительная архитектура модернизировалась, чтобы противостоять всё более мощному оружию. Это явилось результатом производства улучшенного пороха  вместе с производством улучшенных пушек, когда в 1480 году стали создаваться чугунные ядра, приносящие большой ущерб. Средневековые замки стали выходить из моды, уступая место новым оборонительным системам, которые могли бы справится с новыми мощными пушечными ядрами. Итальянские инженеры разработали эффективные укрепления и их разработки были приняты на вооружение другими европейскими державами.

Португалия не явилась исключением и в 1580 году был приглашён  итальянский инженер Филиппо Терзи для создания новых королевских фортов и модернизации уже имеющихся в португальских колониях. Имя другого итальянского инженера упоминается в надписи над главными воротами в Форте Иисуса в Момбасе, на побережье Восточной Африки, где Joao Batista Caireto описывается как «главный архитектор Индии».

Форт был завершен в 1593 году, Caireto умер в Гоа в 1596 году, но принципы проектирования были установлены и использованы во всех португальских постройках фортов в Индии, от больших фортов 17-го века до изменений в захваченных фортах в конце 18-го века.
Высокие стены и впечатляющие башни, масштабные, но, легко повреждаемые новым оружием, были заменены более низкими и более толстыми стенами, таким образом, давая возможность артиллеристам атаковать нападавших с более низкого уровня. Потеря высоты компенсировалась более глубокими и широкими рвами спереди. В некоторых случаях эффективность стен была увеличена за счет использования земляного заполнителя между двумя толстыми внешними слоями каменной кладки, которые помогали поглотить удар выстрела. Стены были сделаны наклонными вместо вертикальных, чтобы отклонять выстрел круглых ядер. Изменения также должны были позволить фортам использовать эти новые виды вооружений.

Бастионы, выступающие из линии ограждающих стен были заменены на высокие башни. Они были увеличены для размещения больших пушек на своих колесных тележках и их конструкция стала более сложной, круглые бастионы уступили стрелообразному, заострённому дизайну, с помощью которого достигалось максимальное отклонение выстрела, а также улучшалась область огня, особенно на близком расстоянии.

Исключением были круглые бастионы на уровне моря, которые могли более эффективно отражать удары волн. Здание форта строилось в соответствии с математической наукой.
Теперь, были только низкие башни над входом, чтобы иметь достаточную высоту для защиты шлюзов, которые были прочными и оборудованы тяжелыми железными дверями-шипами.

Есть, конечно, отдельные цилиндрические башенки, которые являются такой характерной особенностью этих португальских фортов и добавляют приятный декоративный эффект, но они маленькие, потому что и их главной целью было бы обеспечить защищенную смотровую площадку, из которой часовые могли хорошо просматривать окружающую местность. Там находились небольшие помещения с оружием для обороны.

Уменьшение высоты стен над землей требовало более глубоких сухих рвов на внешней стороне, чтобы создать препятствия для защиты от армии пехотинцев или конников с оружием в руках, поэтому возникла необходимость иметь больше места внутри укреплений. Делались некоторые углубления, чтобы обеспечить более низкий уровень, на котором можно было строить, но главным выходом было создание самих укреплений из твердых пород. Подземные магазины, сторожевые комнаты, помещения для хранения оружия, пороха и резервуары для хранения воды были связаны сложными переходами и лестницами. Для всего этого требовался источник огромного количества строительных материалов. Форт Агуада является хорошим примером этому, так как он был источником воды для приходящих кораблей, кроме обычной необходимости самообеспечения ресурсами в случае осады, соответственно требования к вместимости форта были значительными.

В Тереколе, самом северном из фортов Гоа, захваченнм форпосте на крохотном мысу, перестроенном португальцами (он был изначально построен не ими), виден еще один принцип строительства португальского форта.

Церковь считалась желательной для гарнизона форта и для тех, кто был вынужден бежать в его стены в поисках защиты. Тем не менее, все, что было бы построено вне стен форта, мешало бы области огня и могло, в случае захвата, обеспечить противника укреплением на близком расстоянии. Поэтому церковь была построена в стенах форта и в Тереколе  строители готовы были сбросить со счетов значительные недостатки, так как церковь занимала довольно много места на территории форта. Там не было места для расширения, и не было никакой возможности углубить основание, поэтому церковь не только занимала  большую часть двора, но также возвышалась на стене! В форте Агуада, когда необходимо было построить церковь на мысе, в дополнение к небольшой часовне Доброй Богоматери Путешественников в стенах форта, новая церковь Св.Лаврентия, которую основал вице-король, граф Линхарес в 1630 году, через восемнадцать лет после того, как было завершено строительство форта, была расположено на значительном расстоянии от стен крепости, хотя все еще в пределах внешней защиты.
В прибрежных фортах, которые составляют большинство фортов, построенных португальцами, безопасный причал для погрузки и разгрузки расходных материалов, или для использования в качестве эвакуационного пути по морю, был связан с основной частью форта, охраняемого коридора, обычно создавался с помощью  стен или, в некоторых случаях, созданием подземных туннелей.

Даже в форте Рахол, далеко в глубине страны, есть таинственный туннель, который заканчивается в семинарии и все еще существует.

Там, где форт был построен на мысу он всегда занимал идеальное положение, так как полуостров мог практически превратиться в остров, окруженный морем с обеих сторон, таким образом, значительно улучшалась оборонительная позиция против атаки суши.

Но, если это оказалось непрактичным, португальские строители фортов были готовы пожертвовать больше защитой со стороны суши,  чтобы создать достаточно большую защитную область, в которую местное население могло бежать для спасения. Этим объясняется большая площадь фортов. Португальцы были убеждены, что самая большая опасность может настигнуть с моря, а не с земли, глядя на своих европейских торговых соперников, особенно голландцев, как на наибольшую угрозу.
Не существовало стандартного плана почвы для строительства фортов в Гоа, все это зависело от конкретной местности, размера защищаемой области.

Это привело к тому, что некоторые форты имеют странные и сложные геометрические узоры.
Первые форты были на скоплении островов Илхас, которые были их первыми опорами, чтобы защитить захваченный город от нападений вдоль рек или с востока, где находились мусульманские армии. Форт в самом городе, построенный Юсуф Адил-шахом был разрушен, и на том же месте была создана постройка в европейском стиле с видом на реку Мандови. Форты были также вновь построены на других островах в реке, Св.Варфоломея не Чарао,  Нароа на Диваре и Св.Эстевана на Джуа. Бастион в Банастерим, захваченный у Исмаил Адил Хана в 1512 году, был преобразован в важный португальской обороны пост против дальнейших нападений Биджапура и, как и другие форты, был оборудован пушкой, началом большого арсенала оружия, который вскоре был создан в сердце города. Местные мастера быстро адаптировали свои навыки для производства оружия равного по качеству европейскому.

Дворец Idalcao в  Панджиме близ устья реки был защищён большим количеством артиллерийских орудий. Однако, по-прежнему, южные подходы вверх по течению реки Зуари оставались незащищенными и, чтобы исправить это, было запланировано установить орудия на мысе Кабо. Это также давало дополнительную безопасность для устья реки Мандови.
После того, как была создана территория Старой Конгрегации, с добавлением Бардез и Салцете в 1543 г., оборона Мандови были дополнительно усилена построением форта Рейс Магос в 1551 году на недавно приобретенном северном берегу. Позже, в 1598 году, крепость-дворец Адиль шахов была дополнена небольшим фортом Гаспар Диас имеющим двенадцать орудий.
Крепость Rachol, захваченная у мусульманских правителей Биджапура индуистской империей Виджаянагара в 1520 году, был подарена ими португальцам вскоре после этого в качестве поощрения против общего врага, но уничтожены по приказу вице-короля при попытки её захвата 1536 году. После того,  как  территории была официально приобретена по договору в 1543 году, она была восстановлена и должна была сыграть большую роль в сопротивления португальцев против дальнейших попыток Адил-шахов вернуть эту территорию, а также, после перестройки в 1604 году, от последующих нападений маратхских правителей в 17-х и 18-х веках. Это было одной из ключевых позиций португальцев в Гоа, которая часто осаждалась, но никогда не была захвачена.

Мало что известно об архитектуре этих ранних фортов. Всё, что сохранилось – это арка и пандус, окруженные остатками стены в St. Estevam и частью стены на Banasterim. Крепость-дворец Idalcao был впоследствии изменен до неузнаваемости и форт на Reis Magos был восстановлен в начале 18-го века. Остальные исчезли.
Португальцы всегда боялись атаки с моря других европейских морских держав.  Голландцы совершили нападение в 1604 году и, хотя в конечном счете были отбиты, им удалось проникнуть в устье реки и подожечь португальские суда, стоящие на якоре. Так, в 1612 году был построен огромный Форт Агуада, другой — в 1624 году на мысе Mormugao, который формируется двойной дельтой рек Мандови и Zuari.

Доступ с реки к сердцу территории португальцев теперь был защищён, а также с моря, агрессии оттуда больше всего опасались. В 1664 году с берега напал правитель маратхов Шиваджи, спустившись вниз по Конкане и практически не встретив сопротивления. Он взял Пернем и Бичолим, в то время районы, находящиеся под властью вассальных вождей, подвластных султану Биджапура, но не вошёл в Гоа, отвлекшись угрозой Моголов атаковавших его северные владения. Как только он ушел, два правителя Пернема и Бичолима, укрывавшиеся в португальском Бардез, начали набеги на свои старые территории. Возмущенный Шиваджи отправил карательную экспедицию в Бардез в 1667, сея значительный ущерб, прежде чем португальцы поспешно договорились о мире. Сам Шиваджи был на границе Гоа снова через год, но ограничился тем, что восстановил храм Саптакотешвар в Наргоа.
Все эти тревожные сигналы и набеги продемонстрировали серьезность угрозы маратхов, но Гоа был в состоянии упадка и отсутствовало реальное направление. Укрепление северных защит с малыми фортами Тивима и Ковалате был половинчатым, и в 1683 году, сын Шиваджи Самбхаджи пошёл на старый Гоа, прежде чем Гоа снова был спасен вмешательством извне и помощью Святого Франциска Ксаверия. После этого были приложены реальные усилия, чтобы улучшить защиту. Reis Magos на его небольшой защитной территории был полностью восстановлен в 1707 году и в 1717 году был сделан оборудован Форт Чапора, хотя и не было рва перед его стенами, и его защита снова была направлена в сторону моря.
Двадцать лет спустя, маратхи подвергали португальские владения к северу от Бомбея,  сериям разрушительных атак, все постепенно захватывая и достиг реки Мандови. Все новые укрепления Бардез оказались неэффективными и 1739 году только Форт Агуада и Reis Magos на севере ещё держались, поддержанные Mormugao и Rachol на юге. Города и села Бардез и Salcete были разграблены и во второй раз маратхские войска находились у ворот Старого Гоа.
В этот трагический момент, когда падение столицы Гоа казалось неминуемым, срок полномочий наместника Гоа истек, и прибыл его преемник с 12000 солдат и 60 единицами артиллерии. Это было в середине мая, когда приближались муссоны и было мало времени для действий. Но как только первые ливни были закончены, началась энергичная контр-атака в 1741 году. Новый вице-король, маркиз Лорисал, был энергичным и решительным лидером, но все, что он мог сделать, чтобы ослабить непосредственную угрозу — это продемонстрировать достаточную силу, чтобы заставить маратхов согласиться на мирные переговоры. Тем не менее, условия были суровыми. Все португальские владения, составляющие провинцию Севера, за исключением Даман и Диу, отошли в качестве финансовой компенсации маратхам  за то, что они оставят Гоа. Вицерой Лорисал умер через год и Гоа правил Временный Совет в течение следующих двух лет.  По прибытии с Португалии, новый вице-король, Dom Pedro Miguel D’Almeida, маркиз Castelo Novo, ударил в сердце Савант-Вади, захватив форт Aloma в Пернеме.  Это случилось в 1746 году, и последовали другие форты, включая Terekhol, Arabo, Bicholim, Sanquelim и Nanuz. Маркиз Castelo Novo добавил титул маркиза Alomo к другим его титулам, чтобы отпраздновать свою победную кампанию.

Более не было никаких дальнейших нападений маратхов — они были заняты в другом месте – а  в 1761, армия маратхов была побеждена афганским Ахмад Шах Дуррани  в битве при Панипате далеко на севера.

Раджа Сонда в 1767 году уступил португальцам прибрежную крепость Кабо-де-Рама. Между 1781 и 1788 годами португальцы смогли получить в свои владения также форты в Бичолиме, Сафари и Пернема, многие из которых были укреплены или даже перестроены. Правда это уже не имело большого значения к этому времени, а к концу 18-го века было мало опасностей для Гоа из-за его пределов.
Была временная оккупация Гоа британскими войсками, когда случился англо-французский конфликт вследствие наполеоновских войн в Европе, что отразилось и  в Индии. В 1798 году Наполеон отплыл в Египет с мощной армией, имея стратегию восточного превосходства с Индией как главной мишенью. Тысяча британских солдат были отправлены из Бомбея, чтобы защитить этот жизненно важный порт на западном побережье и направились в Гоа, несмотря на дипломатические протесты, занимяв форты Кабо и Gaspar Dias. Они не мешали португальской гражданской администрации, но явно были нежелательными гостями. Войска были выведены в 1802 году с поражением французов в Египте и с заключением Амьенского мира в Европе, но были спешно везвращены с возобновлением военных действий в 1803 году, чтобы снова утвердиться в  форте Cabo и на этот раз также в фортах Aguada и Mormugao, где они построили казармы и госпиталь, и стали выглядеть как постоянное жители. Тем не менее, дипломатический протест со стороны Португалии, давнего и дружественного союзника Великобритании, привел к выводу британских войск из Гоа в 1813 году.
С этого момента крепости в Гоа подверглись разрушению и забытью. Не было больше врагов, от которых они могли бы защищать.  Во всяком случае, некоторые из внутренних фортов были теперь на границах Гоа, созданных в результате новых завоеваний. К середине 19-го века все эти внутренние форты были оставлены и разрушались, их камни  использовались для других зданий. Помимо Alorna, удаленного на северо-восток, и Corjuem, изолированном на своем острове в реке Мапуса, у которых оба шлюза и стены стоят до сих пор, все практически исчезли, только одиночные каменные остатки указывают на их прежнее существование.
Прибрежным фортам повезло больше. Terekhol на крайнем севере был преобразован в туристическое общежитие, поддерживается в отличном состоянии, а зубчатые стены и бастионы Chapora вырисовываются по северной оконечности пляжа Вагатор. Соседние форты Aguada и Reis Magos наиболее хорошо сохранились, но оба в настоящее время выполняют обязанности в качестве тюрьмы. Тем не менее, самая интересная часть форта Aguada, его крепость на мысу, вместе со своими маяками, находится за пределами тюрьмы и создаёт впечатление от этого аспекта португальского присутствия, расположено в ступице Гоа и легко доступно. Она также обеспечивает, как это делают все прибрежные форты, великолепный вид во всех направлениях. На стороне форта Калангут, расположен пятизвездочный отель внутри того, что было северными внешними защитными стенами.

Из других прибрежных фортов, Гаспар Диас был полностью разобран и перестроен, существуют остатки Cabo, а зубцы Mormugao еще бросают сердитый взгляд на мыс.

Полуразрушенные ворота и наружные стены, вместе с небольшой часовней, почти все, что осталось из самых южных фортов, останки форта Кабо-де-Рама расползаются по всему  открытому полуострову, хотя в последнее время новая дорога делает его более доступным.
Бастионная арка, башня или зубчатая стена, — яркие напоминания о солдатах и пушечном  дыме, пушках и мушкетах, некогда здесь бывших, и том факте, что существование Гоа когда-то зависело от хранителей этого форпоста империи.

комментарии

Добавить комментарий